valiakaka (vasha_vashechka) wrote,
valiakaka
vasha_vashechka

Ну опять

Я тут опять гощу у бабушки. И она тут опять меня кормит.
Я пытаюсь говорить с ней на одном языке и поэтому говорю, что, мол, бабушка, скоро нам придется (или уже надо начинать) заполнять заявку на передачу «Пусть говорят» или на канал «Россия РТР» к Малахову. Потому что я скоро разрастусь в боках настолько, что придется выдалбливать стену, а иначе я не смогу отсюда выйти. Она смеется и подкладывает мне седьмой драник с мясом, жаренный на масле, поливает его сметаной и вообще всячески, судя по поведению, рвется на передачу. А я, судя по всему, тоже. Потому что он такой румяный, ну, красавчик просто! Я говорю, что съем только три. Но моя бабушка умеет считать минимум до девяти и поэтому мне никак тут не выкрутиться вообще.
Каждый день мы с ней смотрим сто передач про то, как кто-то кого-то бросил, про внебрачных детей Серова, детектор лжи и на загипнотизированных звезд. А еще про мальчика, которого сдала в дет.дом мама, а потом усыновила какая-то известная актриса, а потом отдала обратно в дет.дом. Про батюшку, который сомневается, что он воспитывает своих детей, а еще жена беременна третьим и теперь технологии и наука дошли до того, что можно устанавливать отцовство ребенка в утробе матери. Про внебрачных детей не Серова. Про дележку имущества и суды в семье Абрамовичей. Или Васечкиных. Хотя, на самом деле, разница вообще не большая. Все же люди. И короче, я уже очень запуталась.
И это обилие драмы и ни туда всунутых писек не заканчивается вообще! Особенно сильно тут выделяется 1-ый канал.
Я так поняла, что у людей вообще отшибает память, когда они решают заняться сексом. А иначе как объяснить эту массовую амнезию среди масс?
А потом люди не помнят, кто с кем спал, и очень любят делать тест ДНК.
ДНК вообще является самым любимым занятием людей на первом канале. Они из лабораторий, наверное, не вылезают вообще. Даже в туалет терпят. Потому что это очень важно узнать, насколько результативно была всунута пися Геннадия. Воспитывает ли он своих детей или его дети – это вообще не его, а результат чьей-то другой писи.
И все такие серьезные ждут результата теста. А до того, как это объявить, Геннадий уже вообще решил уйти из семьи, не смотря ни на какую писю. Просто Геннадию нужен был повод. И вот. Лучше это сделать на первом канале на глазах у всей страны. А вся страна – это много-много бабушек с телевизором. Но иногда встречаются среди всей страны даже внучки, которые вообще не подозревали и просто так пришли навестить бабушку, а тут такое!.. Моя бабушка вообще иногда выступает с выпадами и прямо с дивана кричит, что: «Не верь ты ему, Галина!!! Он трус!», или «Ну как ты мог, Петя? Такой мальчик у тебя красивенький!», прямо как болельщик с трибуны.
И этот тест ДНК объявляют же только в конце передачи. Уже все со всеми успевают поругаться и уйти из семьи. Я думаю, что после таких передач из семьи уходит не только Геннадий, а каждую передачу из семьи еще также уходит какой-нибудь эксперт или жена эксперта. Потому что она уже больше не может это терпеть!!! А кто сможет? Там даже у батюшек вена на шее от крика надувается (я уже не говорю про глаза), и, например, у спортсмена связки на руке от жестикуляции рвутся. Вот я бы не смогла. Потому что вообще же никому сейчас нельзя верить. Везде только один срам. Стыд. Позор… Ага.
На таких передачах вообще ничего никогда не решается. Все только раздувается до космического объема, а потом кто-то отпускает шарик и в конце издается такой звук, как будто бы кто-то портит воздух. Но это так летит шарик, он сдувается. Под этот звук уходят герои передачи. И все после этих передач действительно куда-то идут. Просто кто-то из семьи, кто-то, возможно, на*уй, а кто-то просто выходит из корпуса здания.
А еще когда я бываю у бабушки, то прошу показать мне фотографии тех лет. Потому что я вообще фанат . Я очень люблю фотографии. Люблю их рассматривать и смотреть. То время. И вот эти все заломы и трещинки… В них всегда кроется неописуемая история и пол лица, например, засвечена. Где кроется в напечатанном память. Где фигурными ножницами оформлены паспарту. Где путешествовали и стояли с высокими прическами вбок женщины, а у мужчин были просторные светлые рубашки и ремни с металлическими крупными пряжками. Я люблю эти трещинки и заломы на фотографиях. Потому что они – как и морщинки. И это целая история, которую вообще, может, не узнает даже никто. Где все строго в ряд, и даже кто-то сидит на корточках. В этом кроется что-то такое, что словами сложно передать. Потому что это можно только почувствовать.
И бабушка всегда очень терпеливо рассказывает мне, что «это вот теть Вера. Сейчас она живет под Пинском. А это Генка. Сын Лоры и Васи.»
И я вообще понятия даже не имею, кто такие, Лора и Вася. И почему этот сын Генка стоит тут у бабушки на фотографии. Наверное, также как если бы ему показать мою фотографию, то он бы тоже что-то такое сразу подумал.
И мне нравится, что бабушка все это произносит вслух, что она мне все это рассказывает. Она вспоминает и улыбается своим мыслям. Мне нравится за ней наблюдать в такие моменты. У нее глаза улыбаются, и улыбка становится широкой.
У бабушки очень мало фотографий с ней, много посторонних людей, которых даже она не помнит, не потому что старая, а потому что они вообще не ее знакомые и не родственники, или тех людей, с которыми она виделась пару раз. У нее много фотографий, присланных в качестве открытки с пожеланиями и подписями на обратной стороне.
У бабушки вообще много таких фотографий, в которых на обратной стороне что-то написано. Чаще это портреты, выполненные где-нибудь в профессиональной студии. И чаще это одни и те же слова. Что-то типа: «Помни всегда или сожги и выброси». И подпись: «Валера. 65 г.»
По этим фотографиям я могу сделать такой вывод, что моя бабушка пользовалась большой популярностью, и у нее было очень много ухажеров. И друзей тоже много было. И всяких знакомых. Был, например, один красивый моряк, с невообразимо прекрасной улыбкой. Наверное, в реальной жизни у него глаза голубые и еще он, скорее всего блондин. А на черно-белой фотографии же не видно. Но, скорее всего, что голубые и блондин. Потому что по-другому просто быть не может. И еще он обязательно высокий. Потому что тоже по-другому быть не может.
И еще там такие имена… Что-то типа Евлампий, Серафим, Искандер… Я сидела и просто не могла оторваться. А у одного даже имя было такое - Ксиноплий. Ага. Вот так.
А еще она сейчас возмущается, потому что я сейчас лежу на полу. И делаю это так, потому что мне хорошо. А мне хорошо, потому что у меня есть бабушка. И скоро я буду есть драники. И не три, а девять. Но, скорее всего даже одиннадцать. И никак по-другому. И никак иначе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments